Александр Заславский (ztatyan) wrote,
Александр Заславский
ztatyan

Categories:

На песочке под можжевельником, или объятие необъятного

Начав наше большое американское путешествие на севере Юты, мы перескочили на юг, совершив пробег примерно как от Хермона до Эйлата – и со сходным результатом. От снегов мы переместились в пустыню. До сих пор не могу решить, стоило ли уступать желанию посмотреть ещё и это, пожертвовав обстоятельным осмотром севера. Ответ, наверно, будет зависеть от того, побываю ли я там ещё раз. Как жаль, например, что не удалось посидеть подольше возле бобровой хатки и разглядеть обитателей как следует. Хотя сколько можно мучить С. и С., терпеливо переносивших бесконечные погони за бурундуками?
На юге мы побывали в парках Arches (арки), Canyon Lands (земля каньонов) и Zion (Сион). Они разные, конечно, но одно у них общее – красные скалы.

Вернее, ещё одно – мы их всех в действительности знаем и видели тысячу раз.  Я имею в виду фильмы про индейцев, которые мы смотрели подростками (волшебная сила искусства).

Так и кажется, что Джон Уэйн сейчас выедет из-за соседней скалы.
А скалы там на любой вкус. Вот гири из продмага.
Вот кафедральный собор, в кеньон лендз.
А что сия скала оттуда же изображает, мнения разделились.
Это египетские статуи.

Ущелья сверху...

и снизу.
Есть скалы в клеточку.

Есть и в полосочку.
На этой фотографии, если присмотреться, видно дорогу. Она не слишком выделяется, потому что в асфальт добавили крошку из местных скал, и она не уродует пейзаж.
В Арках куча арок.

Объясняют, что образовались они так. В скале появляются вертикальные расщелины, делящие её на вертикальные относительно тонкие стенки, вроде вот этой.

Затем вода в этих стенках прогрызает дырку – получается арка. Скалы часто мягкие, крошатся в руках, наверно, поэтому арок там много.

Вот этот арочный кадр называется «Три фотографа».
Это уже пустыня, там часто под ногами песок, но как-то много на что двухсот годовых миллиметров хватает. Самым живописным мне показался можжевельник.

Ему как-то там трудно, он всегда живой едва наполовину, да и то его вечно скручивает в лучших бонсаевских традициях – в общем, не оторвёшь глаз.



Ещё он овладел вангоговским стилем и с большим успехом им пользуется.
Животных в пустыне этой тоже полно. Чернохвостых оленей я уже демонстрировал, а вот скалистый суслик.
Бурундук – один из немногих диких зверей, которых я видел в России, и то не на Урале, где я рос, а на Алтае, мы там сплавлялись по Бие.

В Юте бегают в огромных количествах, но шустрость невозможная, не сфотографируешь никак. И только в некоторых местах сами являются клянчить еды, там легче, да ещё один на кусте уселся позировать – и стал чесаться.

С ужасом прочитал в Зайоне в конце маршрута объявление, что имейте в виду, кормить никого нельзя, будем штрафовать, а само животное можем и уничтожить. Ну С. и С. меня не выдали, да я и покормил чуть-чуть.
Осень в пустыне кажется не самым подходящим местом искать цветы, но Юта и здесь удивляет.











И ведь хотел сдержаться, откуда опять столько фотографий. В следующий раз точно всё будет по-другому!
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments